ЭРАТ БАДИКОВ: «…И ПЛАТЕЖИ НАСЕЛЕНИЯ ЗА ВЫВОЗ ТКО УМЕНЬШАТСЯ…»

В преддверии изменений законодательной базы в сфере экологии, в частности, обращения с отходами, мы встретились с главным инженером ООО «МПО ЖХиБ» Эратом Бадиковым.

- Эрат Фанилович, чем занимается сейчас «МПО ЖХиБ»?

- Наша рабочая деятельность - это сбор, вывоз, захоронение отходов потребления и производства. Работаем в основном с промышленными предприятиями города и особой экономической зоны «Алабуга».

- Как давно вы сотрудничаете с резидентами ОЭЗ, каковы особенности работы с иностранными компаниями?

- Работаем с ними с 2010 года. До этого все деловые контакты были с российскими предприятиями. А в ОЭЗ «Алабуга» пришли иностранные компании и, естественно, принесли с собой свои принципы управления и организации производства. Они более логичны с точки зрения бизнеса, имеют конкретизированные требования и правила роста сотрудников. Надо отдать должное, это впечатляет и подвигает перенимать опыт.

- Вам пришлось перестраиваться, чтобы соответствовать требованиям резидентов?

- Да, но это быстро произошло. Их требования не заоблачные, а выполнимые и логичные. Отличная организация рабочего процесса вызывает симпатию. Хочется, чтобы все российские предприятия подтянулись до этого уровня, ведь работать так удобнее.

Работа в особой экономической зоне приучает к четкому порядку. Деятельность там еще и ограничена правилами вывоза через таможенный пост – необходимо оформлять пропуска, разрешения. Заказчик заранее дает заявку, мы ее включаем в свой план, предоставляем номер машины, которая будет выполнять заявку. Затем заказчик оформляет пропуск на определенное время, и работу нужно выполнить точно в срок. Эта цепочка сложнее, чем с обычными городскими предприятиями. Но в итоге получается быстрее и эффективнее.

- Как вам удалось «войти» в особую экономическую зону и заполучить столько партнеров?

- Раз в год компании-резиденты проводят тендеры на поставку услуг, которые им требуются. Они приглашают к участию всех поставщиков услуг. Формулируют свое техническое задание, требования, затем выбирают лучшее предложение. У них все услуги, все вспомогательные службы, не касающиеся непосредственно производства, вынесены на аутсорсинг.

При рассмотрении заявок не столь важно предложить более низкую цену: для иностранных компаний эта разница не является существенной. Важнее всего для них стабильность работы предприятия. Поэтому нередко компании-поставщики услуг проходят проверку службы безопасности резидентов: изучается наличие техники, штата, способность без сбоя предоставлять услуги. Например, от нас требуется четкий график вывоза отходов, оформления документов - чтобы не было никаких проволочек.

При этом наличие полигона твердых коммунальных отходов (ТКО) в Елабужском муниципальном районе в 18 км от особой экономической зоны позволяет нам удерживать оптимальную цену оказания услуг. Это наименьшие расходы на транспортировку в отличие от наших конкурентов. А транспортные расходы в перевозке отходов занимают значительную долю, 40-45 процентов.

- Вам пришлось обновлять оборудование, чтобы успешно решать задачи, поставленные резидентами?

- Традиционные мусоровозы еще задействованы, но их количество сводится к минимуму. Крупные предприятия производят большую массу отходов, которые складируются в бункеры объемом 20-30 кубометров, мы их вывозим на полигон. Необходима современная спецтехника системы мультилифт. Для нас это новый, более высокий уровень.

Уже есть резиденты, которые установили так называемые пресс-компакторы, это закрытые бункеры, оснащенные прессом для более плотной утрамбовки.

- Вы планируете расширять свое присутствие на особой экономической зоне?

- В этом году планируем снова участвовать в тендерах. В том числе и на тех трех предприятиях, с которыми мы пока не сотрудничаем, - если их требования будут соответствовать нашим возможностям.

Могу сказать, что нам удается оказывать услуги своевременно, быть четкими, но при этом гибкими, помогать разрешать нестандартные ситуации.

- А вы ведете сортировку отходов, поступающих с ОЭЗ?

- У нас сортировочной станции нет. В большей степени сортировкой занимаются сами предприятия, они собирают и продают макулатуру, полиэтилен. На многих заводах установлены прессы. А мы же ставим себе задачу осуществлять переработку вывозимых отходов, и понемногу начинаем ее решать. Предприятия на ОЭЗ самые разные, у них есть очень интересные с экономической точки зрения отходы.

Сейчас на рынке вторичного сырья много компаний, которые скупают полимеры, макулатуру, но они просто прессуют и перепродают сырье переработчикам. Эта ниша перенасыщена. Мы пошли по другому пути. Наш первый проект – переработка древесных отходов. В особой экономической зоне их образуется очень много, это потерявшая свои потребительские свойства древесная упаковка: всевозможные ящики, поддоны и так далее. На сегодняшний день переработка такого вида отходов в целом в нашем регионе не освоена, проблему надо решать. Мы к этому подошли. ООО «ВторЛес» - наши партнеры по переработке древесины - приобрели шредер для дробления, установили магнитный сепаратор для разделения гвоздей и опилок. Доводят опилки до фракции 5-7 мм и поставляют сельхозпредприятиям, фермам – опилки используются как подстилка.

Это первый этап, они идут от простого к сложному. Далее из опилок можно производить различную продукцию – гранулы, блоки…. Будут изучать этот вопрос и выпускать более сложную продукцию, это выгоднее.

- Какое оборудование используется для переработки древесной упаковки?

- Стандартного оборудования в нашей стране нет. Методом проб и ошибок мы доводили технику до ума, чтобы она работала стабильно и решала конкретную задачу. Ящики габаритные, надо их ломать, есть и другие нюансы. Сейчас оборудование, которое у нас стоит – уникальное, аналогов в России нет.

- Сейчас ваше предприятие не занимается сбором отходов населения, но хотелось бы затронуть и эту тему. Объем отходов растет с каждым годом, включает все больше неразлагаемого мусора, и все это без всякой сортировки закапывается на полигонах. Какое вы видите решение этой проблемы?

- Сейчас понемногу появляются заводы по сортировке твердых коммунальных отходов. Но их эффективность, мягко говоря, оставляет желать лучшего, поскольку нет раздельного сбора мусора. В ТКО попадает много пищевых, так называемых грязных отходов вперемешку с полезными отходами, которые можно переработать. В мусоровозе это все прессуется, после чего из общей массы можно выудить только 3-8 процентов вторичного сырья.

В Елабуге первый шаг к раздельному сбору сделан – поставили контейнеры возле подъездов, приучили людей выносить мусор, а не выбрасывать в мусоропровод, это уже хорошо. Второй шаг - ставить контейнеры, бункеры для вторичных отходов.

Я считаю, что раздельный сбор мусора для начала должен быть очень простым.

Достаточно поставить один контейнер для всех видов вторсырья – макулатуры, древесных отходов, полимеров, стекла, металлов. Пусть все будет вперемешку, но чистое, тогда это легко рассортировать. Чтобы снизить транспортные расходы, сортировочная станция может быть близко, даже в черте города - санитарная зона по закону 500 метров.

- Неужели это так сложно внедрить? Столько лет об этом говорят, а воз и ныне там…

- Во-первых, необходимы инвестиции. Во-вторых, все боятся российского менталитета, что люди будут выбрасывать все вместе, пачкать и так далее. Я согласен, что в первое время так будет. Но все равно надо начинать, чтобы не утонуть в мусоре, дальше тянуть некуда. Нужно подключать экономические рычаги: брать с населения только за вывоз ТКО, по факту, а не по нормативу. Контроль и учет можно вести через старших по дому, по подъезду. Объем ТКО уменьшится, соответственно, и стоимость услуг тоже.

А за вывоз вторсырья плату с населения не взимать.

- Как вы думаете, люди быстро научатся следовать этому порядку?

- Естественно, это небыстрый процесс, нужны и штрафные санкции за выброс грязных отходов в бункер с вторсырьем. Думаю, если будет четкая схема, материальный стимул и пропаганда, за три-пять лет все заработает, как надо. Тогда процент вторичных отходов резко вырастет, его реально довести до пропорции 50/50. И платежи населения за вывоз ТКО уменьшатся. Сейчас многие люди готовы и хотят разделять отходы, но нет удобной системы.

- А организация передвижных пунктов приема вторсырья как в Москве, например, это жизнеспособная идея, на ваш взгляд?

- Это может существовать параллельно, но привязка к какому-то графику – это всегда неудобство, особенно для работающего человека. Надо, чтобы люди могли вынести вторсырье в любое время, чтобы это было возле дома. Почему-то мы сразу сложный вариант выбираем: предлагается устанавливать пять-шесть контейнеров, для каждого вида сырья…. Сможет ли обычный человек в своей небольшой квартире держать пять пакетов для мусора? Вот если два, для «чистого» и «грязного» - это реально, с этого и надо начинать. А уж потом, когда люди привыкнут, можно собирать отдельно разные фракции. Надеюсь, придет и такое время.

Но уже после реализации первого этапа сортировочные станции будут очень эффективными. Благодаря этому в регионе возникнут перерабатывающие предприятия, которые могут изготавливать из вторсырья как полуфабрикаты, так и готовую продукцию. И, конечно, это улучшит экологическую обстановку.

 

15.11.2016